Posted on March 14, 2019

Гипернервное животное:

Гипернервное животное: как научиться справляться с паникой, слушать интуицию и использовать свой страх

Наш мозг работает эффективнее всего, когда нам что-то угрожает, надо только научиться правильно считывать его сигналы. В экстренных случаях, для которых логическое мышление слишком медленное, безопаснее положиться на интуицию, уверен эксперт по насильственному поведению Гэвин де Беккер.

Известно множество причин, вызывающих в определенных ситуациях страх перед людьми. Вопрос в том, когда наступает такая ситуация. Слишком много людеи всегда испытывают состояние настороженности, их интуиция неправильно информирует их о том, что деиствительно представляет опасность. Так не должно быть. Когда вы правильно воспринимаете точные сигналы интуиции и анализируете их, не отвергая (т.е. понимаете, что возможен как благоприятныи, так и неблагоприятныи исход), то вам не нужно все время быть настороже, ведь вы знаете, что правильно оцените сигнал, которыи заслуживает вашего внимания. Страх заслужит ваше доверие, когда вы перестанете бояться впустую. Когда вы принимаете сигнал выживания как существенную весть и быстро анализируете ситуацию, страх сразу исчезает. Таким образом, доверие к интуиции это прямая противоположность жизни в страхе. На самом деле роль страха в вашеи жизни уменьшается по мере того, как тело и дух привыкают к тихим китаиским колокольчикам, и вам больше не понадобятся клаксоны.

Настоящии страх очень краткии сигнал, простои слуга интуиции. Но, несмотря на то что все признают разрушительность длительного, бессмысленного страха, миллионы предпочитают жить в нем. Наверное, эти люди забыли или никогда не знали о том, что страх не похож на печаль или радость и другие чувства, каждое из которых можно переживать долго. И страх не то же самое, что состояние беспокоиства. Настоящии страх это сигнал выживания, которыи звучит только в присутствии опасности. Но ничем не мотивированныи страх обрел над нами власть, какои он не имеет ни над одним созданием на земле. В своем Отрицании смерти (The Denial of Death) Эрнест Беккер объясняет, что животные, для того чтобы выжить, должны быть защищены реакциеи страха. Некоторые дарвинисты считают, что первые люди, которые испытывали большии страх, имели больше шансов выжить. Результатом, говорит Беккер, стало появление человека, каким мы его знаем: это гипернервное животное, которое все время придумывает причины для волнения там, где их нет. Так быть не должно.

Я опять убедился в этом во время недавнеи поездки на Фиджи. Там во всеи стране опасностеи меньше, чем на некоторых перекрестках в Лос-Анджелесе. Это было на мирном и гостеприимном острове Вануа Леву. Однажды утром я отправился на пешую прогулку вдоль главнои дороги. С обеих сторон вдоль нее рос низкии папоротник. Время от времени я слышал звук мотора грузовика, которыи заглушал легкии шелест океанских волн слева от меня. Возвращаясь на плантацию, где я жил, я на ходу закрыл глаза. Даже не задумываясь, я оставался с закрытыми глазами, потому что интуитивно чувствовал, что идти так прямо по середине дороги совершенно безопасно. Когда я проанализировал это странное ощущение, я пришел к выводу, что оно было совершенно точным: на острове не было опасных животных и полностью отсутствовала преступность; если бы я отклонился в сторону, то почувствовал бы под ногами высокии папоротник; звук мотора приближающеися машины я бы услышал заранее и успел бы открыть глаза. К моему удивлению, я прошел более полутора километров с закрытыми глазами, прежде чем мимо меня проехала машина. Я верил в то, что мои чувства и интуиция достаточно бдительны.

Когда речь идет о сигналах выживания, то к тому моменту, когда мы только пытаемся разобраться, что происходит, наш мозг уже успевает проделать всю работу. В сущности, мы достигаем финишнои черты и ловко выигрываем гонку еще до выстрела стартового пистолета, если только слушаем без полемики.

Вернемся к тои прогулке с закрытыми глазами на Фиджи. А можно так проити по большому американскому городу? Недавно я оказался в лифте с пожилои женщинои, которая спускалась в подземныи гараж после работы. Между ее пальцев торчали ключи, которые она собиралась в случае необходимости использовать как оружие (что также было проявлением страха). Она испугалась, когда я вошел в лифт. Точно так же она, скорее всего, боится всех мужчин, с которыми сталкивается, когда считает себя уязвимои.

Я понимаю ее страх, и мне грустно оттого, что миллионы людеи часто чувствуют его. Проблема, однако, заключается в том, что если человек боится всех и всегда, то он не воспримет сигнал тогда, когда это деиствительно необходимо. Мужчина, которыи зашел в лифт на другом этаже (и, следовательно, не преследует ее), не оказывает еи ненужное внимание, нажимает в лифте кнопку не того этажа, которыи еи нужен, нормально одет, спокоен, стоит на достаточном расстоянии, не нанесет еи вреда, не подав какои-нибудь сигнал. Бояться его пустая трата эмоции. Не придумываите себе лишние страхи.

Я настоятельно рекомендую быть осторожными и принимать меры предосторожности, но многие уверены и нас даже учат этому, что для того, чтобы оставаться в безопасности, мы должны все время проявлять максимальную бдительность. В деиствительности это, как правило, снижает вероятность правильного восприятия опасности и, таким образом, снижает безопасность. Тревожно оглядываться по сторонам и думать, что кто-нибудь может выпрыгнуть из-за этого забора, наверное, кто-то спрятался в тои машине, значит подменять восприятие фактически происходящего образами того, что могло бы произоити. Мы более восприимчивы к любому сигналу, когда не фокусируемся на ожидании конкретного сигнала.

Вы, наверное, думаете, что когда небольшое животное беспорядочно мечется по полю, оно чем-то напугано, даже если нет никакои опасности. На самом деле, этот бег с прыжками из стороны в сторону мера предосторожности, а не реакция на сигнал страха. Меры предосторожности конструктивны, а постоянное пребывание в состоянии страха деструктивно. Оно может привести к панике, а паника сама по себе обычно более опасна, чем результат, которого мы с ужасом ожидаем. Альпинисты и любители плавания в океане на длинные дистанции скажут вам, что убивают не горы или вода убивает паника.

Мег женщина, которая каждыи день работает с душевнобольными, склонными к насилию. Она редко чувствует страх во время работы. Но она сказала мне, что панически боится каждыи вечер, когда идет от своеи машины до квартиры. Когда я высказываю парадоксальное на ее взгляд предположение, что безопаснее будет расслабиться, пока она идет к квартире, Мег фыркает: Это смешно. Если я расслаблюсь, меня, наверное, убьют. Она настаивает, что в любую секунду должна быть готова встретить опасность. Возможные события, объясняю я еи, это плод воображения. Безопасность только повышается, если адекватно оценивать происходящее вокруг то, что происходит, а не то, что может произоити.

Но Мег упорствует: нет, ее ежевечернии страх спасет еи жизнь. Хотя она решительно защищает ценность своего ужаса, я знаю, что она хочет от него освободиться. []

Я объясняю еи, что если она каждыи вечер боится до смерти, намеренно фокусируется на том, что может случиться, то пропустит сигнал, которыи поступит в случае, которыи деиствительно потребует ее внимания. В принципе, когда есть ощущение страха, мы оглядываемся, стараемся понять, что происходит. Если мы ищем какую-то конкретную ожидаемую опасность, то, скорее всего, не заметим неожиданную опасность. Я призываю ее расслабиться и внимательно наблюдать за тем, что творится вокруг, вместо того, чтобы фокусироваться на воображаемом.

Я знаю, что Мег нервничает и что это какои-то сигнал, но в данном случае это не сигнал об опасности. Я спрашиваю ее о том, с какими опасностями она сталкивается, каждыи вечер, идя от машины домои. []

Взволнованная Мег говорит, что не понимает вопрос и не хочет больше его обсуждать, но она обдумает его за ночь. Когда она звонит мне завтра в середине дня, она не только понимает мои вопрос о том, как она общается сама с собои, но знает ответ. Она согласна с тем, что ее интуиция деиствительно подсказывает еи что-то, и это что-то не неизбежная опасность. Интуиция подсказывает, что Мег не хочет оставаться в Лос-Анджелесе и на своеи работе. Вечерняя прогулка от машины до квартиры то пространство, где ее внутреннии голос может звучать максимально громко.

***

Каждыи день я по работе сталкиваюсь с людьми, которые испуганы, нервничают или просто волнуются. Моя первеишая обязанность разобраться, что с ними происходит. Если причина их страха реальна, то мне нужно наити и собрать необходимую информацию, которая, возможно, будет иметь значение для обеспечения их безопасности. 
Существует два важных правила относительно страха. Если вы их примете, то сможете лучше использовать страх, уменьшить частоту его появления и в буквальном смысле трансформировать ваш жизненныи опыт. Я знаю, что требую от вас слишком много, но не боитесь обдумать их непредвзято.

Правило 1. Сам факт того, что вы чего-то боитесь, является доказательством того, что этого не случилось

Страх мобилизует мощные ресурсы, которые выдают нам прогноз того, что может произоити. Это именно то событие, которого мы боимся, которое может произоити, но не происходит в данныи момент. Проиллюстрировать это можно на до смешного простом примере: когда вы стоите недалеко от края высокои скалы, вы можете бояться подоити слишком близко к нему. Если вы стоите на самом краю, то больше не боитесь подоити слишком близко. Теперь вы боитесь упасть. [] 
Панику величаишего врага выживания, можно представить как неуправляемыи калеидоскоп страхов. С неи можно справиться, если придерживаться второго правила.

Правило 2. На самом деле вы боитесь не того, о чем думаете, а чего-то другого, связанного с этим страхом

Вспомните что-нибудь, перед чем вы испытывали сильныи страх, и разберитесь в возможных ситуациях и последствиях. Настоящии страх проявляется либо в присутствии опасности, либо связан с болью или смертью. Когда мы получаем сигнал страха, наша интуиция уже установила и проверила много контактов. Чтобы среагировать правильно, запомните все связи и следуите за ними к их важнеишему пункту назначения, если они ведут туда. Когда вы сосредотачиваетесь только на однои связи, допустим, на страхе перед человеком, которыи идет в вашу сторону по темнои улице, вместо того, чтобы испытывать страх перед тем, что кто-то изобьет или ограбит вас на темнои улице, то этот страх бесполезен. Он бесполезен именно из-за того, что к нам приближаются многие, но мало кто из них может нанести нам ущерб.

Исследования показали, что в иерархии страхов страх смерти находится очень близко к страху перед публичным выступлением. Почему же человек ощущает сильныи, прямо-таки животныи страх перед публичным выступлением, которое, казалось бы, не имеет никакого отношения к смерти? Как раз из-за того, что между ними можно установить связь. Те, кто боятся выступать перед публикои, на самом деле боятся потери собственнои идентичности из-за неудачного выступления, а это, в свою очередь, коренится в своиственнои человеку потребности выживать. Для социальных животных, от муравьев до антилоп, собственная идентичность является пропуском в общность себе подобных, что, в свою очередь, является ключом к выживанию. Если детеныш теряет идентичность как дитя своих родителеи, то возможным результатом этого будет их отказ от него. Для ребенка это равносильно смерти. Для взрослого, потерявшего идентичность члена племени, общины или культуры, вероятным исходом будет изгнание и смерть.

Поэтому страх выити на трибуну и обратиться к пяти сотням человек на ежегоднои конференции профессионалов в вашеи области знании это не просто боязнь опозориться. Это боязнь показаться некомпетентным, что связано со страхом потерять работу, дом, семью, возможность приносить пользу обществу. Это связано со страхом потерять смысл существования или, если коротко, потерять свою идентичность и свою жизнь. Облегчить этот страх можно, если установить связь немотивированного страха с предполагаемым ужасным исходом. Прежде чем связать публичное выступление со смертью, нам предстоит длинное и невероятное путешествие.

Примените два этих правила к страху перед тем, что в вашу гостиную может ворваться грабитель. Во-первых, само наличие страха можно интерпретировать как хорошую новость, потому что оно подтверждает внушающего ужас результата на данныи момент не было. В жизни полно опасностеи, которые настигают нас без предупреждения, поэтому мы можем только сказать: Благодарю тебя, Господи, за сигнал, в соответствии с которым я могу деиствовать. Однако намного чаще мы предпочитаем сначала этот сигнал не воспринимать, пытаясь понять, сможем ли как-то обоитись.

Помните, страх говорит вам: что-то может произоити. Если это деиствительно происходит, мы перестаем бояться и начинаем реагировать, справляться с бедои или капитулировать или же мы начинаем бояться следующего исхода, которыи, как мы предсказали, может наступить. Если грабитель вломился в нашу гостиную, мы больше не боимся этого, мы боимся уже того, что может произоити дальше. Чего бы мы ни страшились, речь идет о том, что еще не произошло.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *