Posted on January 24, 2019

Нимфоманка: часть 1-2

Нимфоманка: Часть 1-2 I-2

ч.1
История эротических переживаний женщины от рождения до пятидесятилетия, рассказанная от лица главной героини, женщины по имени Джо, поставившей себе диагноз нимфомания. Холодным зимним утром Селигман, немолодой одинокий холостяк, натыкается в переулке на Джо, избитую и находящуюся в полубессознательном состоянии. Доставив женщину домой, он рассматривает ее раны и задается вопросом, как дошла она до такой жизни. Джо рассказывает Селигману историю своей насыщенной молодости, изобилующую параллельными сюжетами и неожиданными отступлениями.

Знаете ли вы, что…
В Дании была выпущена полная пятичасовая версия фильма.
Для получения роли в фильме Шайю ЛаБафа попросили прислать фотографию его пениса. Он впоследствии решил отправить личные записи с постельными сценами его и его подруги, чтобы убедить Ларса фон Триера взять его на роль.

Николь Кидман должна была играть роль миссис Эйч, однако она выбыла из проекта из-за несовпадения рабочих графиков.

Шайа ЛаБаф подтвердил в интервью новостной программе MTV, что он будет участвовать в немоделируемых половых отношениях в фильме.

Лиам Хемсворт отказался от роли Джерома.

Основные съемки проходили между 28 августа и 9 ноября 2012 года в Кельне и Хильден, Германия, и в Бельгии.
……………………………………………………………………………………………………………………..
Отсчёт любовников.
Датский провокатор-эксгибиционист продолжает заниматься публичной мастурбацией.

Юная француженка Стейси Мартин худосочная девушка модельной внешности с легка промятым внутрь лицом (как у куклы, на которую случайно наступили), с щедро разбросанными по лицу родинками и оспинками и хорошо пломбированными коренными зубами (по крайней мере, сверху) тащит здесь на себе груз самых откровенных сцен, в отличие от заслуженной актрисы Франции Шарлотты Генсбур, которая в первой части берёт на себя лишь роль рассказчицы и пока что ничего такого в кадре не вытворяет, по крайней мере, того, чего от неё ждут не дождутся эротоманы и перверты, возбуждённые Антихристом.

Вместе с тем Триер, как законодатель самых новомодных трендов в кино за последние лет эдак двадцать, делает изобразительный ряд ещё чуть более фривольным и раскованным. И, похоже, что на этот раз он бросает вызов даже не столько своим коллегам по тому делу, которым занимается, а куда более серьёзному конкуренту, отнимающему аудиторию как у него, так и у кино в целом. Я имею в виду сетевое пространство. Поскольку Нимфоманка напоминает не столько фильм, сколько специализированную страничку о сексе в какой-нибудь соцсети, где юзеры делятся своими откровениями, сопровождая их комментариями, иллюстрациями, перекрестными диалогами, и козыряют интеллектом, незаметно соскальзывая во флуд, аки в блуд.

Сохраняя за собой дарование увлеченно рассказывать истории, Триер все откровенней манкирует формой или, по крайней мере, пренебрегает её целостностью, пикируя то в чистый анекдот (минишедевр цыганочка с выходом в исполнении Умы Турман), то в псевдо-научные рассуждения (сопоставление пикапа и рыбной ловли выглядит довольно остроумным), то полиэкранную претенциозность, то в пародирование, больше походящее на подражание (в данном случае Гринуэю двадцатилетней давности). Кажется, что единственное, чем он озабочен всерьёз, это держанием зрителя на коротком поводке, причём любыми средствами.

И если критиков, упорно продолжающих выискивать в его последних откровенно издевательских работах какие-то сверхглубокие аллюзии, он уже давно научился гипнотизировать, как мальчик Нильс крысиный выводок в сказе Лагерлёф, то со зрителями этот номер проходит не так гладко. Из полсотни человек, сидящих со мной на сеансе в кинозале, полфильма нервно хихикала какая-то барышня, а после того как Триер устроил вернисаж половых членов размером три на четыре (метра), она же начала тихо всхлипывать (даже не хочется строить догадки, по какому именно поводу). А сидящий рядом со мной мужичок лет пятидесяти как ушёл в свой смартфон минут через 15 после начала, так уже и не возвращался оттуда, притом что копия была с субтитрами.

Фига, которую Триер держит в кармане уже примерно лет восемь, растёт от фильма к фильму, достигнув на сегодня размера среднестатической головы тех критиков, которые упорно продолжают относиться к нему серьёзно. И это, по меньшей мере, странно, ведь он настолько откровенно занимается здесь онанизмом, что почти не оставляет шансов интерпретировать это иначе как сублимацию. Он добивается этого уже почти навязчиво, маскируя повествование под типичный сеанс психоанализа: побитая женщина рассказывает неизвестному мужчине о своей жизни, как она считает конченой нимфоманки, а мужчина, в свою очередь, время от времени позволяет себе глубокомысленные комментарии на её счет, попутно демонстрируя глубокое погружение в тему. Фрейд бы обзавидовался.

Триер одержимо продолжает заниматься самолечением, выворачивая наружу своё подсознание, где скопилось немалое количество все ещё невоплощённых на экране перверсивных актов. И вместо того, что бы кормить этим какого-нибудь датского психиатра, он сам зарабатывает на своих комплексах и табу, причём не только деньги, но и статус большого художника, чьи картины раз за разом продолжают считать воплощением передовой гуманитарной мысли. Исходя из того, что режиссёр сам писал сценарий, нетрудно догадаться, что он беседует тут сам с собой, извлекая наружу те тревожные вопросы, что засели в его подсознании ещё в те времена, когда он, будучи ребёнком, дни напролёт проводил под столом, опасаясь начала ядерной войны. Страхи, как известно, самая питательная среда не только для всякого рода социо- и сексопатов, но и для литераторов и режиссёров.

Триер, опасающийся передвижений в пространстве, нехватку личного опыта в области путешествий всегда компенсировал с помощью собственных фильмов, чьё действие зачастую разворачивалось вдали от его родной Дании. Похоже, сейчас ситуация повторяется, только объектом компенсации теперь всё чаще выступает секс. Заручившись поддержкой французской актрисы, которая подсела на кино для взрослых ещё в шестнадцать лет (и с тех пор её любимым жанром является порно), он будто бы поставил целью заполнить те пробелы в собственном образовании, которые начинают активно будоражить фантазию мужчин, когда в бороду ударяет первая седина.

Поступательное измельчение тем и идей в новых работах Триера далеко не в лучшую сторону отличают их от тех, что были сняты им раньше. Например, Бесс героиня его картины Рассекая волны (1996) стала нимфоманкой для того, чтобы спасти мужа-инвалида от грозящей ему смерти, и расплатилась тем самым за своё эгоистичное стремление привязать супруга к себе. Джо героиня Нимфоманки движима похотью лишь потому, что родилась с бешеной маткой, и этот клинический казус сам по себе вряд ли сможет вдохновить и уж тем более воодушевить того зрителя, что когда-то искренне сопереживал за судьбу юродивой Бесс.
Малов-кино.
______________________________________________________________________________
ч.2

Продолжение истории нимфоманки по имени Джо, чья жизнь была полна множества эротических переживаний, впечатлений и опытов. Она рассказывает о себе немолодому одинокому холостяку Селигману, который наткнулся на нее, избитую и находящуюся в полубессознательном состоянии в переулке.

Знаете ли вы, что…
Одним из требований Ларс фон Триера к его актерам стал полный отказ от внешних источников информации, будь то интернет, пресса или телевидение. Режиссер настоятельно попросил участников проекта полностью сосредоточиться на съемках.

Нимфоманка заключительная часть трилогии депрессии, также включающей фильмы Антихрист () и Меланхолия ().
______________________________________________________________________________
Логично и естественно, что всё аморальное и антиобщественное, что в первой части выставлено нам в радужных и смешных тонах, перерастает в глубокие проблемы и серьёзные последствия, представленные нам во второй. Другой вопрос в том, каким образом это нам подаётся. Есть в этом фильме какая-то излишняя грубость, прямота, которые не хочется принимать. Достаточно тривиальные микросюжеты, которые не обязательны и не ведут ни к чему, кроме жаренных подробностей. Понятно, что в этом есть фишка фон Триера, но многое могло быть сделано галантнее.

При откровенной пошлости режиссер также использовал некую детективную или даже шпионскую составляющую, которая явно натянута, чтобы склеить одно с другим. На мой взгляд это выглядит не профессионально, и даже Уильям Дефо со своим многообразным опытом и харизмой не смог до конца отшлифовать этого дефекта. И это ещё один неудачный микросюжет, только тут не эротика, а боевик, который вроде бы должен захватывать и вытягивать, но он не вписывается в общую картину. Он мешает и только занимает время. Кроме того, это просто нелепо: нимфоманка-суперагент.

Правда, плюсов в фильме много больше, чем минусов. И, наверно, когда так много составляющих, то не грех в парочке сделать ошибки. И эти ошибки делают фильм более живым. Они дают нам повод размышлять и рассуждать. Главная линия сюжета отличная, она полностью доработана. В неё погружаешься и веришь. Актёрский состав на высоте. Картинка супер.

Фильм дарит множество вопросов, на некоторые даст ответы. Он даже может изменить ваше мировосприятие. Этот фильм стоит смотреть, если вам хочется подумать, а не отдохнуть в кино.

А если вы посмотрели первую часть, то её нужно обязательно дополнить второй. Она перевернёт ваше представление о нимфомании, которое до этого уже перевернула первая часть. Или хотя бы не даст забыть о моральной стороне всей истории. И, не дай Бог, стать ninfomaniac.
thgin

3 thoughts on “Нимфоманка: часть 1-2”

  1. на обеих частях был на ночном показе. минимум людей, максимум атмосферы. на второй части перебрал пива, терпел до конца чтоб не сорваться в туалет. а это знаете ли показатель. простите, что псевдоэстетично изложил

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *